ГЛАВА II
КАЗАКИ И ДИНАСТИЯ РОМАНОВЫХ «ДОПЕТРОВСКИЙ» ПЕРИОД

/.    КАЗАКИ в   царствование   Михаила    Федоровича
После избрания на Московский престол Михаила Федоровича Романова (1613 - 1645 годы) опала, установленная в отношении КАЗАКОВ Борисом Годуновым, была снята, восстановлены их права, существовавшие при Иване Грозном. Им разрешалось вести беспошлинную торговлю во всех городах московских владений и свободно посещать своих родичей в московских землях. КАЗАКИ вернулись на Дон, оставив при царе небольшое количество своих выборных.
Но последствия Смутного времени продолжали потрясать Московское государство. Казна была пуста, подати не платились, в стране не утихали мятежи. На Волге поднялись казанские татары, астраханские ногаи вторглись в пределы московских владений и грабили население. Польша не оставляла претензий на занятие Московского престола королевичем Владиславом. Шведы занимали Новгород и напоминали о своих правах на престол. Из-за отсутствия средств ополченцы после изгнания поляков из Москвы разошлись по домам, стрелецкие полки были в полном расстройстве.
В этой ситуации было понятным желание Московского царя использовать для защиты престола все тех же КАЗАКОВ, превра-тив их в служилое сословие на службе у Московского государства.
Несмотря на тенденцию постепенного сближения с Моск¬вой, донские КАЗАКИ прочно держались своей независимости в отношениях с Крымом и Турцией, не только не исполняли нарушавшие их интересы царские указы, но, порой, производили расправу с царскими послами. При этом, они по договору с Московским царем все же несли определенную службу и участвовали в военных действиях на стороне Москвы.
По своему усмотрению на легких челнах они (часто - совместно с запорожцами) нападали на турецкий флот, вторгались в Крым и на южное побережье Черного моря, занимали города и нередко доходили до Константинополя. Точно так же вели себя и яицкие казаки против окружающих их азиатских орд  кочевников.
Возвратившись после Смутного времени на Дон, КАЗАКИ должны были приступить к решению своих местных проблем, не только обеспечить охрану своей земли от нападений враждебных соседей, но и открыть себе путь в Азовское море, для чего необходимо было занять устье Дона.
Но интересы КАЗАКОВ входили в резкие противоречия с политикой Москвы в отношении Турции и подвластного ей Крыма.
В 1618 году был заключен мир с Польшей, произошел обмен пленными, в числе которых вернулся в Москву отец  государя митрополит Филарет, который был посвящен в патриархи Всея Руси и фактически управлял страной.
Главной целью патриарха, пережившего унижения польского плена, была война против Польши. Филарет направлял все усилия, чтобы установить мирные отношения с Турцией и втянуть ее в борьбу со своим врагом. Но это было в прямой зависимости от отношений донских КАЗАКОВ с Крымом и турецкими владениями. И, хотя угроза московским границам со стороны Крымской орды не ослабевала и мирные отношения с Крымом были маловероятны, Филарет был настолько одержим ненавистью к польскому королю Сигизмунду, что не только пытался угрозами прекратить набеги КАЗАКОВ на Крым и турецкие территории, но даже требовал от донских КАЗАКОВ выступить в составе турецкой армии и быть под началом турецких пашей против Польши. На что получил ответ: «С воеводами царскими, а не с пашами бусурманскими против всякого врага великого государя идти готовы поголовно, но не против христианских народов, под началом пашей нечестивых в обычае донских КАЗАКОВ никогда не бывало».

2.    Взятие  Азова
Для захвата Азова у КАЗАКОВ не было достаточно боевых припасов, поэтому они обратились за помощью в Москву. Сознавая, что отказ вызовет осложнение в отношениях с КАЗАКАМИ, что, в свою очередь, несло в себе угрозу южным границам Московского государства, царь вынужден был удовлетворить их просьбу.
Зимой 1637 года в Монастырском городке собрались око¬ло 4000 донских КАЗАКОВ-охотников (т.е. добровольцев), к которым примкнуло около тысячи запорожцев. 9 апреля на Кругу было принято решение брать Азов - древнюю столицу донских КАЗАКОВ, в 1471 году захваченную турками и превращенную в неприступную крепость, преграждавшую КАЗАКАМ проход в Азовское море.
С 1637 года турки, учитывая значение Азова в войне с КАЗАКАМИ, спешно его укрепляли. Гарнизон крепости состоял из 4000 отборных янычар и до 1 500 разного люда, в  общем около 5500 человек. На вооружении имелось 200 пушек разного калибра. Боевыми припасами и продовольствием крепость была обеспечена более, чем на год.
Главной слабостью КАЗАКОВ было отсутствие осадной артиллерии. У них было всего 90 пушек разного калибра, взятых с боя у тех же турков, большая часть которых не имела приспособлений для передвижения.
Атаман Каторжный сообщал из Москвы, что жалованье Дону отпущено и уже готовится в путь. Подготовка к походу велась в строжайшей тайне, когда из Турции в Монастырский городок проездом в Москву прибыл посол султана Кантакузен, который, видя сборы, понял их цель и решил предупредить азовский гарнизон о готовящемся нападении. Ночью он пустил на колодах предупредительные письма и послал в Азов несколько человек своей свиты. Один из них был пойман и при нем было найдено письмо к ногайцам, в котором от имени султана Кантакузен приказывал идти на помощь Азову всем ратным людям Тамани, Темрюка, Керчи и отовсюду. Несмотря на требования царского посла Чирикова освободить Кантакузена, его задержали.
Походным атаманом был избран Михаил Татаринов и после молебна 19 апреля Войско двинулось в поход к Азову. 21 апреля КАЗАКИ обложили крепость. Турки не были захвачены врасплох, первый штурм был отбит. У пойманного лазутчика КАЗАКИ допытались, что Кантакузен предупредил турок о нападении и казнили его.
К этому времени из Москвы прибыло жалованье и боевые припасы. Подошло подкрепление в 1500 КАЗАКОВ, собранное атаманом Каторжным по пути из Москвы. Началась осада Азова.
18 июня после взрыва крепостных стен КАЗАКИ ворвались в Азов и после ожесточенного боя на вторые сутки крепость пала. Было освобождено до 2000 русских пленников. КАЗАКИ потеряли около 1100 убитыми, многие были ранены. Добычу КАЗАКИ делили по числу участников похода.
После взятия Азова КАЗАКИ восстановили старый собор Иоанна Предтечи и построили новую церковь Николая Угод-ника. Азов был объявлен христианским вольным городом, в него потянулись купцы из Кафы, Керчи, Тамани и в азовских пристанях появилось много товаров.
 КАЗАКИ понимали, что Турция не оставит их в покое. Султан предъявлял Москве претензии в том, что она помогает КАЗАКАМ, царь уверял турков, что КАЗАКИ взяли Азов без его ведома. В этой ситуации султан принял решение о возврате Азова.

3.      «Азовское     сидение»
В 1641 году турецкая армия двинулась к Азову. Количество боевого состава войска, кроме наемных специалистов из Венеции и германской земли, рабочих из молдаван и валахов, было: 20 000 янычар, столько же спагов, 50 000 крымских татар и 10 000 черкесов. Турецким флотом было привезено 129 проломных пушек, ядра которых весили от полутора до двух пудов, 674 пушки мелкого снаряда и 32 зажигательные монтиры. Сам паша командовал 43 галерами, великим числом более мелких судов.
Со стороны КАЗАКОВ Азов оборонялся составом в числе примерно 7 000 человек во главе с атаманом Осипом Петровым.
24        июня 1641 года турки обступили Азов. КАЗАКАМ, в случае сдачи Азова, обещали 12 000 червонных сразу и 30 000 после ухода из крепости. КАЗАКИ на это отвечали: «Сами волею взяли мы Азов, сами и отстаивать будем, помощи кроме Бога ни от кого не ожидаем и прельщений ваших не слушаем, не словами, а саблями примем вас незваных гостей...».
25        июня 30 000 лучших турецких войск были двинуты на приступ Азова. Штурм был отбит, турки потеряли около 6 000 человек. После этого началась осада. Турки насыпали вокруг Азова земляной вал выше его стен и стали из орудий большого калибра день и ночь обстреливать город, разрушая крепостные валы, но КАЗАКИ сооружали новые.
Недостаток питания в огромной турецкой армии вызывал недовольство крымских татар и они требовали, чтобы паша отпустил их грабить русские окраины, но КАЗАКИ, наблюдавшие внешний фронт, напали на них и рассеяли, не дав ничего захватить, в то время как к КАЗАКАМ пробилась помощь припасами и живой силой.
При наступлении осени в турецком войске начался мор. Паша, потеряв надежду взять Азов открытой силой, просил султана отложить его покорение до будущей весны. Но визирь именем султана приказал: «Паша, возьми Азов или отдай мне голову».
Снова начались штурмы крепости. На приступ ежедневно посылалось по 10 000 человек. Штурмы сменялись пушечным и ружейным обстрелом.
К этому моменту осажденные КАЗАКИ находились в исключительно тяжелых условиях: дожди, холодные ветры, ранения, болезни и лишения сильно сократили численность защитников. Они потеряли всю артиллерию и расстреляли все снаряды. Турки на стрелах посылали им письма, в коих каждому КАЗАКУ обещали выдать по тысяче талеров, лишь бы они сдали Азов. Но КАЗАКИ стояли крепко.
Наконец, силы защитников достигли предела и самые отважные уже не видели возможности дальнейшего сопротивления, но никто даже не думал сказать: «сдадимся». Было принято общее решение идти на прорыв. Все, кто еще мог держать оружие, решили выйти из крепости и в открытом бою прорваться их окружения или умереть с честью. Всю ночь молились и прощались друг с другом, целовали Крести Еван¬гелие на том, чтобы «при смертном часе стоять дружно и жизни не щадить».
Ночью, накануне 1 октября (праздника Покрова Пресвя¬той Богородицы), молча, строем выступили из крепости. На передовых позициях была мертвая тишина. В поднимающем¬ся тумане КАЗАКИ увидели турецкий стан пустым, турки отступили от Азова.
КАЗАКИ бросились в погоню и настигли их на берегу моря. Турки в беспорядке бросились к своим судам и тонули в море. От 1 80000 армии осаждающих Азов турок осталось не более одной трети.
28 октября 1 641 года атаман Осип Петров послал в Москву посольство с просьбой принять Азов под свою опеку и прислать воеводу для принятия крепости, ибо им, КАЗАКАМ, защищать Азов нечем. КАЗАКИ убеждали царя, что «если Азов будет за нами, то никогда уже поганые татары не придут воевать и грабить московские владения». Но, лишь спустя четыре месяца после Великого Собора, рассматривавшего по велению царя этот вопрос 3 января 1 642 года, на Дон была отправлена грамота следующего содержания: «Ведомо нам учинилось заподлинно, что Ибрагим, осадя Азов, отправил сильную рать воевать нашу украину и всех христиан, находящихся в его владениях, велел побить. Нашей же рати за краткостью времени не успеть притти под Азов, принять его и вооружить, как вы сами неоднократно писали, что в разоренном Азове держаться невозможно, но, дабы напрасно не пролить христианской крови, повелеваем вам — атаманам и казакам и всему Великому Войску Донскому Азов оставить и возвратиться по своим куреньям или отойти на Дон, куда пригодно будет. Будьте добрыми и послушными подданными и на Нашу царскую милость и щедроты всегда благонадежны. Если же ослушаетесь, то ни милости, ни помощи, ни защиты от меня, царя, не ожидайте, а себя за напрасное пролитие крови вините».
КАЗАКИ вывезли из Азова 80 пушек, крепостные желез-ные ворота с петлями, железные калитки, городские желез-ные весы со стрелой. Из церкви Иоанна Предтечи взяли медное пятиярусное паникадило, чудотворную икону Святого Иоанна Крестителя и всю церковную утварь. КАЗАКИ переехали из Азова жить на Махин остров против устья Аксая. Когда к оставленному Азову подошел турецкий флот, отряд оставленных там КАЗАКОВ при первом же приближении противника взорвал подготовленные окопы и сжег все до основания.
Вернувшись в Азов, турки разрушили храмы святого Иоанна предтечи и Николая Чудотворца. КАЗАКИ потеряли храм, бывший их святыней на протяжении тысячи лет.
В XIX веке на фундаментах разрушенных храмов были построены новые храмы, вновь уничтоженные в период «диктатуры пролетариата».

4    КАЗАКИ в   царствование  Алексея   Михайловича 
12 июня 1645 года скончался царь Михаил Федорович и  на престол вступил его 1 6-летний сын Алексей Михайлович (1645-1 676). Но, правил, по сути дела, патриарх Никон. К этому времени земли донских КАЗАКОВ со всех сторон «сжимались». Турция прочно укрепилась на побережье Азовского моря и закрывала выходы из устья Дона. Волга и ее устье находились под контролем Москвы. Героическая борьба с Турцией за обладание Азовом обескровило Дон - войско потеряло 50% своего состава. Как видно по отпискам КАЗАКОВ в Москву, почти все уцелевшие после защиты Азова КАЗАКИ дали обет пострижения и удалились в монастыри.
Нарастающая угроза и недостаток средств понуждала КАЗАКОВ служить Московскому царю по договору. Но вознаграждение за это, называемое «жалованием», было недостаточным, что порождало необходимость изменения быта, противоречащее сложившимся традициям. Судьба Дона все более и более становилась в зависимость от воли царя.
Султан требовал, чтобы Москва согнала КАЗАКОВ с Дона. Но воеводам Московских полков, стоявших на Дону на случай отражения набегов, давался строгий наказ не вмеши¬ваться в казачьи дела. Все население Дона считалось неприкосновенным, бежавшие из пределов московских владений выдаче не подлежали. В 1646 году был издан царский указ, по которому разрешалось вольным людям уходить на Дон, что вызывалось экономической необходимостью и недостат¬ком рабочей силы.
Полнота власти и контроль на всей территории КАЗАЧЬИХ земель принадлежала избираемым Кругом атаману и старшине. На Дону не могло возникать поселений самочинно и потому Войско было однородно. Население, не принадлежа¬щее к КАЗАКАМ, считалось проживающим временно, правами КАЗАКОВ не пользовалось, но находилось под властью атамана и его контролем. Причем, атаманы могли принимать меры не только по отношению к отдельным лицам, но и целым станицам, которые ввиду непокорности, «брались на щит».
Однако, жизнь требовала изменения всего КАЗАЧЬЕГО быта, перехода от быта военных образований к более сложному социальному и экономическому устройству.
После разгрома московских войск под Конотопом и Чудовом (1659 г) поляками и татарами Турция решила изгнать КАЗАКОВ с Дона. В 1660 году из Турции к Азову пришло 33 корабля с ратными людьми около 10 000 человек, а из Крыма хан привел 40 000. В Азове по обе стороны дона поставили каменные башни и соединили их цепями, заперев, таким образом, выход к морю. Крымцы подошли к Черкасску. Донские КАЗАКИ были в это время в составе московских войск против Польши и на Дону оставалось только 3 000 КАЗАКОВ боевого состава и 7 000 московских войск. Крымцы были отбиты от Черкасска и КАЗАКИ с согласия воевод пошли на Азов. Поход был безуспешным.
В 1 654 году произошел «добровольный» переход днепровских КАЗАКОВ под власть Московского царя. Днепровские КАЗАКИ этим спасались от окончательного разгрома их Польшей. Москва (после больших колебаний) приняла их, чтобы удержать от перехода под власть Турции и не иметь турецких владений вблизи своих границ. Днепровские КАЗАКИ стали подданными Московского государства (как показала история - не очень надежными), к ним предъявлялись требования, как к служилому войску в составе московских вооруженных сил.

5.   Восстание   Степана   Разина
В приступе верноподданического патриотического экстаза авторы «КБТД» приводят свою версию причин «разинского бунта». Она заключается в следующем:
«Русскому царю Войско Донское было верно всегда. За него и ради него оно воевало в Сибири, ради его царской пользы дралось с турками и татарами, за царя Дмитрия казаки сражались даже против русского народа, за царя брали Азов и Его Царскому Величеству подносили ключи его!
...Вольность казачья кончилась (с принятием от царя Знамени), Войско Донское становилось не самостоятельной, никому не подвластной, почитающей русского царя вольницей, а частью русского государства, подчиненной царю.
И поняли это казаки. Поняли, что им против царя и родины их России - не быть. Поняли, но не все!
Еще долго, в продолжении целых ста лет, нет-нет, да появлялись на Дону казаки-гулебщики, которые шли на разбой, на убийство ради добычи, ради не войсковой, не общественной, а личной славы. И первым таким был на Дону Степан Тимофеевич Разин». 
И далее - характеристика атамана и крепостного российского народа:
•        « ...Его знала вся голь кабацкая. С. ней проводил он все время, мечтая быть на Дону атаманом. Да не вышло. Степенные, домовитые казаки на сборе одержали верх и в атаманы попал храбрый, разумный, благонравный казак Корнилий Яковлев»;
•        «...(желанием Разина, якобы, было) добыть атаманство силою. Царить и властвовать над людьми безгранично. Он думал только о себе. На тех, кто шел к нему, он смотрел как на рабов, глубоко презирая их...»;
•        «... он увидел, что народ, живущий по Волге, темен, что он ненавидит бояр, жаден и способен на всякое злодейство...»;
•        «Он и казаки его стали подобны зверям. Из обыкновенного разбойника и грабителя он обратился в изменника».
И тут же:
       «С Разиным были уже не верные его казаки, а всякая пьяная сволочь из деревень, умевшая бить только безоружных, женщин и детей. Да и Разин был уже не тот. Спившийся, опустившийся атаман... и (самое страшное!!!) мятежник против царя».
Апофеоз: «Из века в век (это сколько же, учитывая, что «хронология» казаков ведется «КБТД» с 1500 года, а самого Войска Донского с еще более позднего срока?) преданное государю войско Донское возмутилось». Как водится, использовав предательство, захватило Разина и, нарушив древний донской закон: «С Дона вы дачи нет!», выдало его Москве. А ведь незадолго до этого те же «степенные и благонравные казаки тайно помогали им («разницам»), выговаривая себе часть добычи».
На самом деле, все было несколько иначе, чем это трактует «КБТД».
В это время в Московском государстве шел Великий религиозный раскол, связанный с реформами патриарха Никона, который провел церковные реформы. Древние рукописи заново были переведены, в богослужебные книги и церковные обряды были внесены поправки. В народе поднялось страшное брожение. Не признавшие Никоновских реформ, были подвергнуты гонениям и репрессиям, бежали в Сибирь, на Яик, и, конечно же, на Дон. Простой народ задыхался под гнетом церковного и государственного беспредела. Пожар народного восстания готов был разгореться от любой искры. Нужен был лишь тот, кто повел бы за собой других, указывая дорогу. И он вскоре нашелся.
В составе московских войск, сражавшихся против Польши, донские КАЗАКИ в отряде князя Долгорукого были под начальством атамана Разина. В боевых действиях московские воеводы проявляли исключительную бездарность, в связи с чем войска истощались болезнями и недугами, терпели поражения, теряли большие запасы провианта и вооружения, а ратные люди разбегались. Воеводы объясняли невозможность выполнения боевых задач недостатком ратных людей. Когда донские КАЗАКИ заявили Долгорукому, что их войско истощено и должно идти на Дон, он категорически отказал им в этом.
КАЗАКИ самочинно двинулись на Дон, но были настигнуты Долгоруким, а их атаман Разин - повешен. В 1661 году возвратились КАЗАКИ из ливонского похода. В их числе был брат казненного атамана - Степан Разин. Несомненно, одной из причин, побудивших его выступить против самодержавного крепостного Московского государства, была месть за брата. Думается, что не стоит в который раз пересказывать подробности восстания Разина и его жуткой казни 6 июля 1671 года. История все расставила на свои места. Память о КАЗАЧЬЕМ атамане живет в веках, народ сложил о нем песни и легенды не как о воре и разбойнике, а как о народном заступнике.
И еще одна странность: авторы «КБТД» и некоторые комментаторы восстания Степана Разина указывают, что свой «бунт» Разин начинал с именем умершего 17 января 1670 года царевича Алексея, который, якобы, «жив и вместе с опальным патриархом Никоном укрылся от мести бояр и находится в его (Разина) стане».
В отношении «царевича Алексея» все ясно — это общепринятый в то время способ привлечения к восстанию верящих в идею «доброго царя» народных масс. 
Но, мог ли патриарх Никон, причиной религиозных реформ которого, во многом, и было вызвано восстание Рази¬на, быть его (Разина) «знаменем»? И с какого это «рожна» войско Разина, состоявшее в подавляющем своем большинстве из жертв религиозного мракобесия Никона, защищало одного своего палача (Никона) «от мести» других (бояр)?
Автор «Истории казаков» А. А. Гордеев повествует об «особом эпизоде восстания Разина на дальнем Севере в Соловецком монастыре»: «Монахи с архимандритом заперлись в мона¬стыре и отказались иметь сношения с московскими властями, принявшими НИКОНОВСКУЮ (выделено авт.) церковную ересь. На вооружении монастыря было 99 пушек. Против них были посланы войска, которые осадили монастырь. Осада продол¬жалась 7 лет. И только 23 декабря 1674 года из-за измены одного монаха, указавшего князю Мещерскому и его полку тайный проход в монастырской стене, крепость пала. Ночью стрельцы вошли на территорию монастыря. Архимандрит Никанор был казнен, другие мятежники разосланы в Кольский и Пустозерские остроги. Покаявшиеся были оставлены в живых».
То есть, Соловецкое восстание началось в 1667 году и со смертью Разина не закончилось. И, похоже, именно с именем «мятежного» архимандрита Никанора российские историки «перепутали» (и случайно ли?) его антипода - палача Никона.
Именно на Соловки совершил паломничество после возвращения из ливонского похода и казни своего брата КАЗАК Степан Разин. Именно в Соловки ушли остатки его разбитой в 1671 году армии.
Так не был ли соловецкий архимандрит Никанор духовным наставником Степана Разина, а «разинский бунт» - частью задуманного на Соловках всероссийского народного восстания против произвола царской и церковной власти?

6.   Присяга   Войска Донского   Московскому   царю
После подавления восстания Разина, которому в московских церквах прокричали «анафему», Москва, несмотря на выражение полной преданности со стороны КАЗАЧЬЕЙ старшины, решила укрепить свое положение на донских землях и заставила бывших в Москве атамана Корнилу Яковлева и Михаилу Самаренинова, выдавших Разина, присягнуть на службу царю, а на Дон был прислан прислан стольник Косогов ( по сведениям «КБТД» - «...посланный... от царя Семен Колтовский») со стрельцами и требованием принятия присяги: «Как будучи в Москве атаманы Корнило Яковлев и Михайло Самаренинов, клялись великому государю из верных своих службах перед св. Евангелием обещались, так и вы казаки великому государю перед Евангелием веру учинили б».
Четыре дня на Кругу шли споры. КАЗАКИ кричали, что великому государю и без крестного целования служить рады верно и целование креста ни к чему. Однако, под уговорами старшины и давлением стоявших на донских землях царских полков присяга была принята.
«КБТД» относят это событие к 1676 году, когда «в 1676 году царь Алексей Михайлович скончался и на престол Московских царей вступил сын его, Федор Алексеевич. Он (якобы) первый из царей Московских взял присягу от донцов на верную службу».
Все остальные источники относят первую присягу казаков Московскому царю к 1761 году. Да и было бы странным предположить, что Москва тянула со столь важным для нее решением еще шесть лет после подавления восстания.
28 августа 1671 года донские КАЗАКИ формально стали подданными Московского царя. Юридическое значение этой присяги и исполнение ее КАЗАКАМИ мы обсудим в последующих главах.
После приведения Войска Донского к присяге Москва решила еще более прочно закрепить свое положение на Дону и построить в его низовьях свои укрепленные городки.
Решение это согласовывалось только с атаманом и преданной старшиной, значение которой среди остальных КАЗАКОВ с помощью московской власти все более укреплялось.
Однако, это тайное решение было воспринято основной массой КАЗАКОВ как прямое оскорбление, ущемление их прав и было отвергнуто, а Войсковой атаман был сброшен.
Даже после присяги военная часть осталась в ведении Войска. Царские грамоты определяли число КАЗАКОВ, потребных для похода, но какая станица сколько должна выставить бойцов - определяло Войско. В походах КАЗАКИ подчинялись московским воеводам, но вся военно-административ¬ная, судебная, дисциплинарная, хозяйственно-интендантская часть оставались в ведении походного атамана и выборных войсковых начальников.

7.   Казаки   в   царствование   Федора  Алексеевича и   в   правление   Софьи  Алексеевны
30 января 1676 года царь Алексей Михайлович умер и на Московский престол взошел его старший сын Федор Алексеевич.
В это время в центре московской политики была война с Турцией. Неспокойно было на границах с Польшей, на юго-востоке и в Поволжье. Татары опустошали Волынь, Подолию и Галицию. Польский король Ян Собесский, не имея возможности в одиночку бороться с Турцией из-за отсутствия средств, стремилась к миру с Москвой и просил у нее помощи.
На юго-востоке калмыки, признавшие ранее Московского царя, снова стали проявлять враждебные действия против русских границ. Приуральские киргизы тоже производили набеги на пограничные районы Москвы, нападали на станицы донских КАЗАКОВ, забирали скот, уводили население в неволю. КАЗАКИ отвечали тем же.
Претензии Турции и Крыма не ограничивалисьУкраиной, а распространялись и на владения мусульманского юго-востока. Но здесь «камнем преткновения» стоял КАЗАЧИЙ Дон.
В 1677 году султан Магомед IV требовал через своего посла в Москве изгнания КАЗАКОВ с Дона. Царь Федор Алексеевич на это ответил: «КАЗАКОВ не выгоню, Азов возьму и все земли по Днестру постараюсь покорить».
В 1680 году Федору Алексеевичу удалось заключить 20-летний мир с Турцией, по которому вся Украина отходила к Московскому государству. В то же время был заключен и 13-летний мир с Польшей, по которому ей уступили города Невель, Себеж и Велиж, а за владение Киевом было заплачено 200 000 рублей.
В Московском государстве обострялся церковный раскол и на Дон продолжали тянуться волны беглецов, еще более фанатичных и непримиримых к московским порядкам,  чем во времена Разина. Царь требовал их изгнания и уничтожения, но проповедуемое ими непринятие церковных реформ и новых московских порядков находили многочисленных сторонников среди КАЗАЧЬЕГО населения Дона, особенно верхней его части. В 1681 году возглавлявший раскол Аввакум после 14-летнего заключения в Пустозерском монастыре написал царю письмо, в котором поносил царя и ругал патриарха Иоакима. Не поддавшийся никаким увещеваниям, он был сожжен, став в глазах ревнителей старой веры мучеником и святым. В результате раскол стал принимать еще большие размеры.
Религиозные волнения и произвол царских чиновников затронули и наиболее мобильные и профессиональные в составе московской армии (не считая КАЗАКОВ) стрелецкие полки, в которых сначала шепотом, а затем громко зазвуча¬ло слово «бунт». Его произносили тем чаще, чем больше было в полках старообрядцев, а в стрелецких полках их было подавляющее большинство.
В таком положении находилась Москва, когда 12 апреля 1682 года на 21 году жизни умер царь Федор Алесеевич.
Царь Федор Алексеевич умер бездетным и не оставил себе преемника. Остались два брата: его родной брат Иоанн 16 лет и 10-летний Петр - от второй жены царя Алексея Михайловича. Было еще пять царевен, из которых выделялась умом и энергией царевна Софья Алексеевна.
При несовершеннолетних царевичах образовались придворные партии: при слабом здоровьем Иоанне - Милославских, при Петре - Нарышкиных, но в результате стрелецкого бунта, хотя оба царевича были венчаны на царство, к власти в качестве правительницы пришла царевна Софья. Время ее правления отмечено стрелецкими и раскольничьими бунтами, неудачными военными походами и войной между придворными партиями бояр.
Все это подорвало престиж Софьи. К этому времени Петр достиг совершеннолетия, был женат и ждал ребенка. Он жил в Преображенском. «Кремлевская» (Софьи) и «Преображенская» (Петра) партии зорко следили друг за другом и принимали меры безопасности. Софья окружила себя надежными стрельцами.
Ночью 1 августа 1689 года в Преображенском разнесся слух, что из Кремля готовится нападение с целью уничтоже¬ния царицы и Петра. Петр бросился в Троицкую лавру, куда переехало и его окружение. На сторону Петра переехал патриарх и Софья осталась одна. Она послала в Троицу послов, убеждая Петра вернуться, но он отказался. Саму Софью в Троицу не пустили.
7 сентября был издан указ, лишавший Софью титула правительницы, она была пострижена в Новодевичий монастырь и стала инокиней Сусанной, все время находясь под строгим надзором. В 1704 году она скончалась.
Началось время Петра.


 ЧАСТЬ III
КАЗАКИ И МОСКОВСКОЕ ГОСУДАРСТВО:
СУТЬ ОТНОШЕНИЙ
НАКАНУНЕ ВОЦАРЕНИЯ ПЕТРА I
(ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ)
()
Hosted by uCoz